Мой вечный учитель

    Как описать жизнь моего отца, как охарактеризовать ее и как воздать ей должное? Когда я думаю о своем отце, я вспоминаю свое длительное близкое общение с ним, я вижу, как над всеми его замечательными достижениями, его вкладом в нашу культуру возвышается личность художника, его неповторимая индивидуальность.

    Добрый и терпеливый, никогда не терявший попусту ни секунды времени, гармонично сочетавший ощущения напряженности и благожелательства, всегда думавший о благополучии окружающих его людей, он как личность являет собой совершенный образец человека, для которого жизнь стала великим подвигом, высоким служением. Всю свою жизнь он щедро дарил свой талант, и лишь в будущем можно будет понять все сделанное им.

    Когда я думаю о своем отце, меня переполняет невыразимое чувство любви и уважения к нему за то, что он дал и продолжает давать нам. Он был истинным патриотом и горячо любил свою Родину, но он принадлежал и всему миру.

    Весь мир был полем его деятельности. Каждая страна представляла для него особый интерес и особое значение. Каждая философия, каждое учение жизни были для него путем к совершенствованию, и жизнь для него была великими вратами будущего. Его прекрасная картина "Приказ Учителя" - это глубокий символ его огромных достижений и необыкновенной жизни. Он во всем стремился к прекрасному: и в живописи, и в литературе, и в общественной жизни - это великолепное воплощение необыкновенной, возвышенной мысли.

    Вторая половина его жизни была тесно связана с Индией, и его заслуженно называли Мастером гор.

    Мой отец и моя мать были людьми, которые понимали высокие идеалы жизни и прошли свой путь как образец взаимопреданности и совершенствования.

    Мы знаем много примеров, когда художники достигали величия, но очень мало можно найти примеров, когда великий художник оказывался еще более великим как человек.

    Мне выпало счастье видеть этот живой пример в лице моих отца и матери. Их светлые образы навсегда останутся для меня источником величайшего вдохновения, великим источником счастья.

    Хотя сейчас мы празднуем первое столетие со дня рождения моего отца, я чувствую, что с истечением времени каждые сто лет народы будут отмечать этот юбилей еще более тонко, с пониманием и глубочайшей признательностью. Сейчас мы возжигаем лишь первым огонек той дани, которую отдаем великой жизни. Но за ним в отдаленном будущем разгорится яркое пламя благодарности и признания.

* * *

    Когда оборачиваешься назад и думаешь о Николае Константиновиче, то встает перед глазами как бы синтез замечательной и светлой личности. Может быть, это можно было бы выразить словами, что он пришел в полную меру духовного и интеллектуального озарения и равновесия. Искусство жизни было для Николая Константиновича наивысшим искусством.

* * *

    Можно много сказать о Николае Константиновиче, чтобы показать тот замечательный образ человека, который посвятил свою жизнь самоусовершенствованию, несению красивых идей и мыслей.

    Платон говорил, что от красивых образов мы перейдем к красивым мыслям, от красивых мыслей мы перейдем к красивой жизни, от красивой жизни - к абсолютной красоте. Это то, к чему стремился Николай Константинович. Его знания были настолько широкими, что трудно найти те уголки, куда не проникал его пытливый ум. Он был тем возвышенным человеком, которого описывал Конфуций, говоря о более совершенном человеке...

* * *

    В его жизни не было сомнений. Он очень рано определил путь, по которому он все быстрее и быстрее продвигался к цели. Да, замечательный он был человек. Он смотрел далеко вперед. И не только смотрел. Он видел...

* * *

    Таких людей, как Николай Константинович, я уже никогда больше не встречал. Редко, очень редко они посещают нашу Землю. Неописуемый размах мысли, прекраснейшие идеалы и нормы жизни. Бесстрашие, желание всем помочь, вера в прекрасное, красоту жизни и пламенное предстояние перед Бесконечностью, великим Единством Жизни. Много препятствий он должен был превозмочь, многие зажженные светильники не оправдали себя, но это все тонет и исчезает в ярком свете тех культурных задач, которые нам так щедро завещал Николай Константинович. Сколько также осталось от трудов Елены Ивановны - весь ее опыт, духовное знание. Как и когда это будет полностью оценено и понято!

    Повседневность стирает многое, повседневность все облекает в свой серый покров невежественного удовлетворения. Будем всячески искоренять серые будни повседневности. Будем искать новые пути к Прекрасному.

* * *

     Всегда, во всех наших путешествиях, во всех наших долгих скитаниях по всему миру мы никогда не переставали думать о России, нашей Родине. И Николай Константинович всегда неустанно работал для нового понимания того мира, той жизни, которая создавалась в России. Он нес свое чувство глубокой любви к Родине, как призыв всему миру. И я должен сказать, что очень, очень многие его слушали. Он очень многое изменил в мире тем, что в своем служении культуре нес миру ту дружбу, ту истинную дружбу, в которой человечество так нуждается.

* * *

    Как мы уже не раз говорили, как я уже не раз писал, Николай Константинович всю жизнь стремился к объединению людей, стран на поле Культуре. Он считал, что именно корень Культуры - это тот основной фундамент, который сможет объединить человечество, воспитать его. Есть ценности, которые превыше всего, которые принадлежат всему человечеству и которые мы должны совместно оберегать. Он об этом много писал, посвятил этому очень много времени, и его Пакт широко известен. Он думал, что, объединив все это в каком-то пакте, можно будет легче напомнить человечеству об этих необходимых устремлениях.

* * *  

    Пакт Николая Константиновича - своего рода Красный Крест Культуры. Николай Константинович всегда, смотря в будущее, считал, что пройдут годы, но идеи, основы этого Пакта также войдут в жизнь, как вошел Красный Крест.

* * *

    Как вы знаете, Николай Константинович всегда стремился к Востоку и к Индии. И несмотря на то, что он был великим патриотом и что он любил горячей любовью свою Родину, русский народ, он широко смотрел на весь мир, и его особенно привлекала Индия. С самых ранних его лет у него были какие-то особые влечения. И он уже в самом начале нашего столетия писал: "Заманчив великий индийский путь". Это именно тот путь, который он хотел осуществить, и судьба ему помогла это сделать. Это тоже обогатило его жизнь. И хотя он всегда оставался настоящим русским, исконно русским патриотом, но он любил Индию искренней любовью. Он любил Индию потому, что он понимал ее, знал ее.

    Для него Индия являлась прекрасным символом достижений духовной жизни, мысли и искусства. Те из нас, кто знает Индию, те из нас, кто соприкасался с Индией, согласятся со мной, что именно в этой стране лежат какие-то основы, глубокие основы и корни жизни, которые ведут нас и отводят нас тысячелетиями в дальнее прошлое. Эти корни живы, тем самым они нас и оживляют и дают нам новую силу. В этих древних корнях и лежит сила индийского народа.

* * *

    В старинных книгах часто упоминалось: счастлив тот, кто на своем пути в жизни может встретить мудрого старца. Старца, который и его направил бы на правильный, скорейший, кратчайший путь и, может быть, устранил бы те трудности, которые перед ним будет ставить жизнь.

    В лице моего отца я встретил этого мудрого старца. Он был для меня не только отцом и учителем, он был кем-то гораздо большим. А именно - наставником жизни. Через него и мою матушку я научился ценить те прекрасные страницы, которые раскрывает перед нами жизнь. В этом именно наставник играет такую первенствующую роль. Николай Константинович был именно тем мудрым наставником, с которым меня связывало не только ближайшее родство, но именно тождество мысли, потому что я полностью разделял не только его мысли, но и образ жизни.

* * *

    Николай Константинович был моим величайшим учителем, он был тем, кто с самого начала, с самых ранних моих лет заложил во мне то, что мне удалось, может быть, развить. Но это тоже в одинаковой мере принадлежит и моей матушке Елене Ивановне

* * *

    Я не буду говорить о замечательной жизни Николая Константиновича и Елены Ивановны, потому что, может быть, многое вам уже известно, и это очень большой, широкий план. Но я хочу вам всем сказать, что то, что вело Николая Константиновича и Елену Ивановну, это было их глубокое устремление в глубину человечества, в глубину человеческого плана. С самых ранних лет Елена Ивановна чутко относилась к философии. В последующие годы она ее глубоко изучала. Философию всех стран, всех народов. Это ей помогло создать большую, я бы сказал, библиотеку книг Учения. Николай Константинович, всегда и во всем разделявший с Еленой Ивановной ее мысли, ее направление, конечно, только усиливал это устремление. И это был тот единый великий поток устремлений, в котором они восполняли друг друга.

* * *

    Сотрудничество Николая Константиновича и Елены Ивановны было редчайшей комбинацией полнозвучного звучания во всех планах. Дополняя друг друга, они как бы сливались в богатейшей гармонии интеллектуального и духовного выражения. Вы сами знаете, как возрастают наши силы от некоторых контактов, как обогащается и озаряется наш духовный мир, как разрешаются, казалось бы, неразрешимые проблемы, и все приобретает совсем особое звучание. Главное - никогда не терять Священной нити, Со-Присутствия.

    "Ныне Силы Небесные с нами невидимо служат".

* * *

    Николай Константинович всегда считал, что чем бы мы ни занимались, какие бы у нас ни были интересы, мысли, самое главное всегда было и останется - изучение и понимание человека как такового. Именно этот глубинный анализ волновал Николая Константиновича и Елену Ивановну. В жизни им удалось или посчастливилось встретиться с людьми выдающимися, исключительными, которые уже прошли часть этого Великого Пути и могли сами собой дать свидетельство того, чем может стать человек, если он действительно переродит свою жизнь и пойдет этими путями. У них был этот живой контакт с более совершенной жизнью, с более совершенными людьми, которые всегда были где-то и как-то на нашей Земле. Найти их может только тот, кого они сами хотят найти. Все равно их не найдете, если будете просто так искать.

    Это живая тропа, я бы сказал, это Лестница Иакова, по которой на Землю сходят какие-то ангельские хоры... Это все живет и существует. Только нужно это найти. Найдете вы это сами помимо себя, если вы сами подниметесь на эту ступень. Вам тогда искать это не нужно, потому что она сама откроется.

    Один мой хороший знакомый в Индии был библиотекарем в Траванкоре, на юге Индии. Он интересовался всеми этими вопросами. И вот он мне как-то рассказал:

    "Знаете, как-то я сидел вот здесь, в библиотеке, и ко мне пришел один господин средних лет, который спросил об одной книге, редком каком-то манускрипте. Манускрипт этот был в библиотеке. Я этот манускрипт достал, принес, и затем начался разговор. В этом разговоре, по мере того как мы беседовали, мне стало ясно, что этот человек совершенно изумительных познаний. Все эти манускрипты, которые хранились у нас в библиотеке, были ему известны. Мне показалось это странным, потому что на вид он был человеком средних лет, и как он мог обрести все эти сведения? Я его спросил: "Смотрю на вас, вы уж не так долго жили; каким же образом вы знаете все наши манускрипты и книги?" Он улыбнулся и сказал: "Задолго до приезда к этим берегам Васко да Гама я уже здесь жил и все это изучал"".

    Тогда библиотекарь просил его прийти к нему еще, чтобы побеседовать, поговорить. Он согласился, но сказал: "Хорошо, но с условием: вы мне обещаете сейчас, что никому, никогда не скажете, что Вы со мною встретились".

    Он, конечно, пообещал, а вернувшись домой, был в таком экзальтированном состоянии, что через некоторое время жена его спросила: "Что вызвало в тебе такое "возбуждение?" Он сперва противился, но наконец не выдержал и сказал ей: "Ко мне приходил удивительный человек". И на этом все кончилось. Больше он его уже никогда не видел.

    Так что вы должны тоже ждать и искать того вестника, который жив и который постучится в вашу дверь. Картина Николая Константиновича "Вестник" именно тем и прекрасна, что она описывает этот момент, момент вестника. Поэтому, дорогие друзья, будем стремиться к этому. Будем строить этот мост между нами и теми, кто продвинулся дальше. Будем строить прекрасную жизнь. И я вам скажу, что лучший дар, который вы можете принести человечеству - это улучшить себя, стать лучшими людьми, стараться построить более красивую, прекрасную и богатую жизнь. Потому что этот дар вы принесете другим, которые, может быть, смогут воспользоваться им, и вы осветите их жизнь.

    Николай Константинович действительно был большим Учителем. Он действительно знал и имел общение с теми людьми, которые уже прошли много из этого Пути жизни. Поэтому мы можем и должны изучать его работы, писания, его откровения к жизни, и, может быть, это будет для нас прекрасный пример того, как человек может, действительно поднимая себя, поднять других.

    Будем стремиться, и я уверен, что завет Николая Константиновича стремиться к прекрасному, строить прекрасное, думать о нем - нас переродит и оживит. Это живая энергия - наша мысль. Наша мысль именно построит все, и мы можем силой нашей мысли переродить себя, переродить других. Будем стремиться поэтому всегда направлять нашу мысль на благое, на прекрасное <...> Это есть вехи, которые поведут нас дальше. Поэтому будем стремиться во всем следовать этим прекрасным вехам. И я уверен, что многие из вас обретут то счастье, которое идет по следам этих вех.

* * *

    Поэтому главная задача нашей жизни - это облегчить тем силам, которые стараются к нам как-то пробиться, себя как-то олицетворить на нашей Земле. Будем стараться всеми силами это делать, и это самое лучшее, что мы можем принести человечеству.

* * *

    Необходимо охранить истинный облик Николая Константиновича, и надо всячески избегать какой-либо бутафории. Надо создать истинный светлый образ, но человеческий - Человека, который жил для человечества - образ истинного Подвижника, Ученого, Учителя, жизнь которого прошла Горним Путем. Много было замечательного в жизни Николая Константиновича, но как это осветить и когда - я не знаю.

* * *

    "Моя жизнь" - это богатейшая мозаика, освещающая многие грани богатейшей жизни Николая Константиновича. Хорошо было бы их широко обнародовать. Когда читаешь, перед глазами встает такой прекрасный, такой близкий, такой светлый образ Николая Константиновича, превыше всех мелочей жизни, поборовший все тленное, претворивший в жизни те высокие идеалы, которые для него явились насущной необходимостью.

    Редко, очень редко встречаются люди с таким широким панчеловеческим подходом к жизни. Будучи горячим патриотом, он, исходя из этой точки зрения, объединял все человечество. Для него вся жизнь была великим праздником Неустанного Творчества, Само-Осознания, Служения ближним.

* * * 

    Могут найтись люди, которые скажут, что Николай Константинович иногда ошибался, и, конечно, может показаться, что были совершены ошибки, как, например, в выборе доверенных людей. Но вся история полна таких "ошибок" и укладываются ли они в обыкновенные рамки так называемых "ошибок"...

* * *

    Николай Константинович был выдающимся человеком со всех точек зрения, и его действительно можно считать тем совершенным человеком, о котором говорил и к которому стремился в свое время Конфуций. И это тот образ, к которому мы должны стремиться, если хотим найти пути, которые приведут нас в будущее, в новый прекрасный мир. Будем всеми силами стремиться найти эти пути благословения, пути красоты и совершенства. Будем думать о совершенном человеке: каким он будет, какою будет его жизнь и какие его черты мы хотим воплотить в этом эволюционном потоке.

    Конечно, результаты этого не придут мгновенно. Но я знаю, если мы все вместе устремимся и будем постоянно думать о том, что прекрасно, что может быть сделано людьми для будущего, - вы увидите сами, какими быстрыми шагами все мы, все человечество, пойдем вперед.

    Главное - надо устремляться. Устремление - это та энергия, которая необходима для всего в нашей жизни. Поэтому выберем себе те идеалы, к которым мы будем всегда стремиться и в которых мы сможем воспитать наших детей, это прекрасное молодое поколение.

    В этом мы возвращаемся сейчас к нашему древнему эпосу, когда создавались былинные образы героев, царей. Народ их знал, народ их почитал. И даже если народ был безграмотным, он знал их как великие первоосновы жизни, прообразы, которые тоже вышли из народа. И эти былины, и эпос народов других стран играют величайшую роль в воспитании широких кругов человечества. Поэтому будем всячески охранять эти вехи прошлого, оставленные нам. Будем стремиться строить жизнь, наше прекрасное будущее по этим замечательным вехам.

* * *

    Его жизнь шла как бы изнутри и светилась особым светом внутренних достижений. Его жизнь была полной чашей, полной гармонией внешних проявлений и внутренних переживаний и достижений. И до самого конца пламя его внутренних устремлений горело все ярче и ярче. По мере того как он слабел физически, его духовный мир разворачивался все шире и шире, все сильнее чувствовалась в нем духовная мощь, преодолевавшая как бы все физические преграды.

* * *

    Я, как и Николай Константинович, Елена Ивановна и Юрий Николаевич, - мы все верим в силу мысли. Это замечательная энергия, она наполняет нас всех, но ее нужно вызвать, чтобы она действительно запечатлелась в широких кругах мира.

    Мне думается, я верю, что торжество мира должно прийти, что мир все-таки придет на Землю и наступит новый век.

* * *

    Может быть, одно из замечательных качеств Николая Константиновича и Елены Ивановны было их постоянное устремление, активное устремление, которое сказывалось в беспрестанной работе. Они работали с самого раннего утра до самого позднего вечера. Их работа менялась, они переходили от одного к другому. Николай Константинович сам считал, что очень хорошо отдыхать в работе, не оставляя работу, но просто переходя на какой-то другой план деятельности. Их пример был в неустанной работе, неустанном претворении своей творческой энергии. Вот почему Николай Константинович и Елена Ивановна могли оставить столько прекрасных трудов - бесконечное количество картин, бесконечное количество книг и, кроме того, очень большие, я бы сказал, круги организаций людей, которые разделяли их чувства и их мысли.

* * *

    Сейчас во всем мире идет большая переоценка всех ценностей. Наследие Николая Константиновича и Елены Ивановны все больше и больше оценивается во всем мире. В Европе на всех языках печатаются эти труды, прекрасные выходят книги, прекрасные издания. У меня в Бангалоре стоят длинные полки этих книг.

* * *

    Николай Константинович всегда верил, что труд очищает жизнь, что человек через труд разрешает насущные проблемы и поднимается на следующую ступень эволюции. Сам Николай Константинович был как бы олицетворением этой мысли - он трудился всю свою жизнь.

    День его начинался очень рано - он вставал в пять часов утра и приступал к работе над картинами. Если же были другие задания, он включался в жизнь текущего дня. Надо отметить, что Николай Константинович не торопился, не суетился, всегда работал размеренным темпом. Например, когда он писал, то писал медленно, но мысль его была так сгармонирована со скоростью писания, что он излагал законченную мысль без какой-либо поправки или оговорки. Когда он создавал свои картины, то у него были определенный план и ритм. План был всегда основательно разработан, и он ему строго следовал. Он никогда не торопился, но всегда поспевал все сделать и поспевал сделать гораздо больше, чем другие, которые торопились как можно быстрее что-то написать или что-то сделать.

     У него, так же как у Елены Ивановны, не было светской жизни, эта мысль их совершенно не интересовала, поэтому они не тратили время впустую. С самого утра и до позднего вечера их день был занят полезной работой. Днем были встречи, которые входили в орбиту общественной жизни отца, он делал также свои записи, в перерыве слушал музыку - это его освежало - и затем до позднего вечера продолжал свою работу. И так всегда его день был полностью занят кипучей творческой деятельностью. Когда он путешествовал, то был вынужден отрываться от налаженной работы. Путешествия физически были очень трудными, хотя и очень интересными. Когда Николай Константинович прибывал на стоянку, то, пока разбивали лагерь, он немедленно садился записывать свои впечатления. Таким образом, у него день никогда не был потерян, и благодаря этой замечательной дисциплине он смог оставить такое богатое наследие.

    Николай Константинович обладал совершенно изумительной памятью: если он что-то услышит или прочитает, то это навсегда оставалось при нем, он мог вспомнить самые сложные тексты, какое-нибудь стихотворение, которому его учили в детстве, он помнил полностью всю жизнь. Эта богатая одаренность вместе с дисциплиной, которую он считал необходимой для каждого человека, помогли ему подняться на высшую ступень творчества.

    Николай Константинович всегда думал, что в конце концов главная задача жизни - это самоусовершенствование. Искусство или какие-либо другие творческие достижения могут быть очень большими, но в центре внимания всего остается жизнь самого человека, его личность. Он считал, что его творческая жизнь, его искусство - это только пособники самоусовершенствования. Он всегда работал над самим собой прежде всего. Он хотел подняться над тем, кем он был, и закончить свою жизнь более совершенным человеком. И в этом он преуспел. Он стал совершенно исключительным человеком, человеком мудрым, замечательных личных качеств. Я очень много встречал людей во всем мире, но другого такого человека, как Николай Константинович, встретить мне не пришлось.

    1980-е

Святослав Рерих


В начало