Предыдущая картина  Картина недели    Следующая картина

Суриков Василий Иванович (1848-1916)

Боярыня Морозова

Боярыня Морозова - В.И. Суриков, 65 kb

1887. Холст, масло. 304 х 587,5. Государственная Третьяковская галерея, Москва

 

Увеличить изображение:

800 х 600, 65 kb   1024 x 768, 101 kb

    Василий Иванович Суриков вошел в историю русского искусства прежде всего как исторический живописец. В своих произведениях он показал историю, "творимую и движимую самим народом".

    Суриков родился в Красноярске, в семье потомственных казаков, пришедших в Сибирь с Дона еще в XVI веке. Здесь обрел он первые впечатления, здесь сложились первые художественные образы. "В Сибири народ другой, чем в России: вольный, смелый", - писал Суриков. Ермак, Разин, опальная боярыня Морозова, Пугачев, Меншиков, ссыльные декабристы были для него не отвлеченными историческими героями, а близкими и понятными людьми.

    Историю боярыни Морозовой Суриков впервые услышал в детстве от своей крестной О.М. Дурандиной, знающей о знаменитой раскольнице по рассказам живших там раскольников, либо по одному из рукописных "житий" о ней, распространенных в Сибири. Этот потрясающий образ запал в его душу и художественную память.

Боярыня Морозова - Деталь: Портрет боярыни - В.И. Суриков    Боярыня Федосья Прокопьевна Морозова, наряду с протопопом Аввакумом, стала символом раскола Русской православной церкви. Именно она, отстаивая старую веру, пошла против самого царя и патриарха Никона, отреклась от всех своих сословных привилегий, от роскоши, в которой жила, богатства, которое имела, пожертвовала сыном и добровольно сравнялась с "простецами". Народ признал ее своей и такой сохранил в памяти, ее образ оживает в песне, в предании...

    То, что мы видим на картине, произошло 17 или 18 ноября 1671 г. (7180-го по старинному счету "от сотворения мира"). Боярыня уже три дня сидела под стражей "в людских хоромах в подклете" своего московского дома. Теперь ей "возложили чепь на выю", посадили на дровни и повезли в заточение. Когда сани поравнялись с Чудовым монастырем, Морозова подняла правую руку и, "ясно изобразивши сложение перст (старообрядческое двуперстие), высоце вознося, крестом ся часто ограждше, чепию же такожде часто звяцаше". Именно эту сцену "Повести о боярыне Морозовой" выбрал живописец.

    На картине Сурикова боярыня обращается к московской толпе, к простолюдинам - к страннику с посохом, к старухе-нищенке, к юродивому, и они не скрывают своего сочувствия вельможной узнице. Так и было: мы знаем, что за старую веру поднялись низы, для которых посягательство властей на освященный веками обряд означало посягательство на весь уклад жизни, означало насилие и гнет. Мы знаем, что в доме боярыни находили хлеб и кров и странники, и нищие, и юродивые. Мы знаем, что люди ее сословия ставили Морозовой в вину как раз приверженность к "простецам": "Приимала еси в дом... юродивых и прочих таковых... их учения держася". Но был еще один человек, к которому в тот ноябрьский день простирала два перста Морозова, для которого она бряцала цепями. Этот человек - царь Алексей Михайлович. Для царя она была камнем преткновения: ведь речь шла не о рядовой ослушнице, а о Морозовой - это имя громко звучало в XVII веке!

    "Боярыня Морозова" идеально воплощает замечательные мысли, однажды высказанные И.Е. Репиным: "В душе русского человека есть черта особого, скрытого героизма … он лежит под спудом личности, он невидим. Но это - величайшая сила жизни, она двигает горами… Она сливается всецело со своей идеей, "не страшится умереть". Вот где ее величайшая сила: она не боится смерти".

Публикация.

Литература.

В.И. Суриков Жанровые сцены
И.С. Горюшкин-Сорокопудов.
В.Е. Маковский.
С.Н. Рерих.
Г. Семирадский.
 
В.В. Верещагин.
В.И. Суриков.
Э. Мане.
Ж.-О. Фрагонар.
Д.-Г. Россетти.
Э. Дега.
К.П. Брюллов.
И.Е. Репин.

В начало